Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD92.75
  • EUR100.44
  • OIL82.2
Поддержите нас English
  • 4773

Великобритания и США нанесли удары по объектам хуситов в Йемене, назвав это ответом на нападение группировки на корабли в Красном море. Военная операция против хуситов может помочь международному сообществу быстрее разобраться с проблемой, которая лишь внешне похожа на кейс сомалийских пиратов, но потенциально куда опаснее. Представители горных йеменских племен фактически перекрыли главный торговый путь между Европой и Азией и стали новым фактором в большом ближневосточном конфликте. Судоходные компании перестают пользоваться Суэцким каналом, весь мир несет убытки.

Содержание
  • Люди моря и люди гор

  • Буря нерешимости

  • Щупальце осьминога

  • Морская блокада

  • Совсем не пираты

Люди моря и люди гор

Одни называют хуситов йеменскими повстанцами, другие — движением, захватившим власть в стране после гражданской войны. Но неправы, по большому счету, и те, и другие. Потому что Йемена как единого государства больше нет. Есть лишь территории, контролируемые отдельными силами, объясняет директор Центра исследования Востока и Африки Моше Даяна Узи Раби, автор двух книг об этой стране, одна из которых так и называется — «Анатомия несостоявшегося государства».

Вопрос в том, был ли Йемен. Юг страны с 1839 года контролировали британцы, север — Османская империя. Постколониальная история Йемена — конфликт двух его половин, завершившийся объединением Севера и Юга в 1990 году. Как мы теперь видим, объединение не было прочным.

Две части Йемена отличаются очень многим. Столица Юга Аден — ключевой порт. Столица Севера, а потом и объединенной страны, Сана, не имеет выхода к морю. В старину она была горнодобывающим и ремесленным центром. Бóльшая часть населения северного Йемена — скотоводческие горные племена. Сказывается это и на характере жителей, объясняет Узи Раби:

«Юг — это люди моря. Гораздо более открытые в сравнении с консервативными горцами. Горцы замкнуты на своей территории, они не любят иметь дело с чужаками. В южном Йемене можно найти интеллектуалов, получивших образование за рубежом. В северном — нет».

Религии тоже разные. Юг и вообще большинство жителей Йемена — сунниты. На севере живут миллионы шиитов. Но не таких, как в Иране, а представителей другого направления этой мусульманской конфессии, зейдитов, ранее распространенных от севера Ирана до Марокко, а теперь оставшихся почти только в Йемене.

Хуситы — это даже не богатая Сана, а самый север страны. Их центр — город Саада, в древности находившийся на пересечении важных караванных путей, а сейчас — просто городок на 70 тысяч жителей. Окраина, которая долгие годы чувствовала себя особенно обделенной в этой и так небогатой стране, объясняет Узи Раби:

«Они всегда страдали от распределения ресурсов в Йемене. С севера они испытывали давление саудитов, суннитов салафитского толка, весьма фундаменталистски настроенных. Власть в стране тоже принадлежала суннитам. Так что восстание хуситов имело и экономические, и религиозные мотивы».

Группировка сформировалась в начале 1990-х под руководством Хуссейна Аль-Хуси. Собственно, название «хуситы» она получила в честь своего лидера после его смерти в 2004 году. Более старое и официальное название движения — «Ансар Аллах», а возглавляет его сейчас брат основателя — Абдул-Малик Аль-Хуси.

Хуситы с портретами Абдул-Малика Аль-Хуси на демонстрации в Сане, 2022 год
Хуситы с портретами Абдул-Малика Аль-Хуси на демонстрации в Сане, 2022 год

Гибель Хуссейна — результат первого, неудачного восстания хуситов. С 2004 года движение захватывало отдельные районы страны. Но поскольку Йемен находится на периферии арабского мира, это мало кого волновало. Всё изменилось в 2011 году во время «Арабской весны», рассказывает израильская журналистка, арабистка и создательница Telegram-канала «Восточный Синдром» Ксения Светлова:

«С 2011 года возобновилась война. Хотя кто-то скажет, что она там вообще никогда не кончалась. Всё началось с выступлений в городах. Там были и “Братья мусульмане“, и “Аль-Каида“, и “Исламское государство“. Но мы видели и молодых людей, выступавших за демократические ценности, студентов университетов, как на площадях Каира. Но на Ближнем Востоке сила всегда на стороне тех, у кого есть оружие».

ИГ, у которого оружия всегда хватало, основало в Йемене отдельную провинцию. «Аль-Каида» с самого начала была практически местная, семья бен Ладенов происходит именно из этой части Аравийского полуострова. По итогам гражданской войны группировка даже контролирует в Йемене определенную территорию.

Еще одна фракция — Южный фронт. Он объединяет племена на юге, выступающие против хуситов и желающие восстановить Южный Йемен как независимое государство. Сейчас они получают поддержку со стороны Объединенных Арабских Эмиратов. Другим группировкам помогает Саудовская Аравия. А Иран, объясняет Узи Раби, уже около десяти лет поддерживает хуситов:

«Иран начал предоставлять им вооружение и амуницию, превратив в своих прокси. Он поддерживает шиитские группы в арабских странах, находящихся в состоянии гражданской войны. Так же он действовал в Ливане, в Сирии и в Ираке. В Йемене есть и другие шииты. Но хуситы выглядели наиболее хорошо организованными».

Помощь Ирана оказалась решающей. В 2014 году хуситы двинулись на столицу. А в январе 2015-го заняли ее практически без единого выстрела.

Буря нерешимости

Если посмотреть на карту, сложится впечатление, что международно признанное правительство Йемена всё еще контролирует обширные территории. Но если сопоставить ее с картой плотности населения или просто изучить спутниковые снимки, то становится ясно, что большая часть действительно обитаемых земель занята хуситами. Даже официальный орган власти, Совет президентского руководства, пришлось формировать в Саудовской Аравии.

В 2015 году именно эта страна возглавила коалицию арабских государств, которая вторглась в Йемен по просьбе законного правительства, чтобы навести там порядок. Первая операция называлась «Буря решимости», вторая — «Возрождение надежды».

Последствия операции «Буря решимости» в Сане
Последствия операции «Буря решимости» в Сане

У коалиции была авиация с тотальным превосходством в воздухе, танки, прочая техника. Хуситы использовали тактику живого щита, сражались в городах, и гибель гражданского населения усиливала международное давление на саудитов и их союзников. Тем более, что в стране началась настоящая гуманитарная катастрофа. Порядка 20 млн йеменцев оказались на грани голода, объясняет Ксения Светлова, поэтому давление мирового сообщества возрастало:

«Но хуситы не проиграли и в военном плане. Это совсем другая армия, как у ХАМАС и “Хезболлы“, без танков, но с ракетами и беспилотниками. Всё это качественное оружие — из Ирана. Воюя с коалицией, они обстреливали военные базы, аэропорты и приграничные города в Саудовской Аравии. Нанесли очень знаковый удар во время парада правительственных сил. В коалиции начался раскол. Эмираты решили поддерживать сепаратистов из Южного фронта».

В 2021 году в США сменился президент. И через две недели после инаугурации Джо Байден объявил о прекращении поддержки операции. В ситуации давления и военных неуспехов Саудовская Аравия остановила боевые действия. В рамках мирного процесса США даже вычеркнули хуситов из списка террористических организаций, несмотря на использование ими террористов-смертников и несовершеннолетних солдат.

В общем, движение к концу войны только окрепло, констатирует Ксения Светлова:

«Хуситы сохранили власть в Йемене, продолжили получать помощь от Ирана, и при этом у них появился боевой опыт — причем не каких-то столкновений племен, а настоящей войны».

С конца 2022 года боевые действия почти не ведутся. Весной 2023-го между Саудовской Аравией и хуситами начался обмен пленными. А саудиты при посредничестве Китая восстановили дипломатические отношения с Ираном.

Прямо сейчас, когда хуситы объявили войну Израилю, обстреливают ракетами Эйлат и блокируют судоходство в Красном море, они ведут переговоры с официальным правительством Йемена о мире. И ООН весьма оптимистично высказывается об их перспективах.

Хаим Корен, директор ближневосточного отдела Центра политических исследований МИДа Израиля, бывший посол страны в Египте, считает, что ракетная блокада Красного моря для хуситов — способ усилить переговорные позиции и добиться преференций от других государств:

«Они обстреливали Саудовскую Аравию ракетами и перенесли вторжение международной коалиции. Их аппетиты растут. Логика в том, чтобы получить свою выгоду в обмен на остановку блокады. Их вполне устраивает, если Йемен снова развалится. Шиитское меньшинство составляет 30% населения. Хуситы контролируют ту часть, которая им нужна, включая столицу — Сану. А проблемы населения Йемена в целом их не волнуют».

Щупальце осьминога

На знамени хуситов написаны пять коротких фраз по-арабски: про «смерть Америке», величие Аллаха и победу ислама, а еврейской теме посвящены сразу две из них: «Смерть Израилю» и «Проклятие евреям». Но объявить еврейскому государству войну хуситы сподобились только этой осенью — через восемь с лишним лет после захвата власти в большей части страны.

Эксперт Иерусалимского института стратегии и безопасности Йонатан Спайер считает, что в такой задержке виноваты два фактора:

«Во-первых, хуситы были слишком заняты собственными войнами с Саудовской Аравией, ОАЭ и Советом президентского руководства. В 2022 году в гражданской войне было заключено перемирие, и у них появилось время напасть на Израиль. Во-вторых, не было подходящего контекста. Если помните, прошлая большая операция в Газе прошла в 2014 году, когда хуситы были сравнительно небольшой организацией».

В Йемене сейчас остался только один еврей. Когда-то это была страна с одной из крупнейших еврейских диаспор. Незадолго до создания государства Израиль по ней прокатилась волна погромов. И десятки тысяч человек покинули страну, оставив всё нажитое. Это было частью массового изгнания евреев из стран Ближнего Востока и Северной Африки в конце 1940-х.

Небольшая община оставалась ровно до победного шествия хуситов. После чего Израилю даже пришлось провести небольшую спецоперацию для вывоза из страны последних евреев.

Поэтому еврейский вопрос для большинства йеменцев довольно абстрактный. Но он неизменно позволяет местным силам набрать дополнительную популярность. Вот, например, недавний репортаж катарского канала «Аль-Джазира»: «Когда хуситы заявили о запуске ракет и беспилотников в сторону Израиля, эта новость подняла наш боевой дух и принесла чувство эйфории», — приводятся в нем слова 48-летнего Абдуллы. Он не военный и не фанатик, а обычный хозяин супермаркета.

О вступлении в войну с Израилем хуситы объявили 19 октября. С тех пор они не раз сообщали о запуске ракет и дронов. Часть из них перехватил сам Израиль, часть — соседние страны и американский флот. Другие просто не долетели до места назначения по неизвестным причинам. Нападение на торговые суда стали уже следующим этапом противостояния.

Крылатая ракета, запущенная хуситами, перехватывается ракетой, выпущенной с истребителя F-35I ВВС Израиля, 31 октября 2023 года. (Армия обороны Израиля)
Крылатая ракета, запущенная хуситами, перехватывается ракетой, выпущенной с истребителя F-35I ВВС Израиля, 31 октября 2023 года. (Армия обороны Израиля)

Свои действия хуситы объяснили реакцией на войну в Газе. Но Хаим Корен убежден, что это лишь предлог:

«Им нет никакого дела до жителей Газы, как и Ирану. Их цель — дипломатическое решение, которое позволит Ирану продвигать свое влияние в регионе, а хуситам — заработать денег. Это хорошо спланированная война».

В том, что за хуситскими атаками стоит Иран, не сомневается никто из экспертов. Тем более, что используемые ими ракеты и беспилотники очевидно не разработаны и не произведены в Йемене.

Фактически иранцы на этой войне испытывают свое новое оружие, констатирует Ксения Светлова.

Партии иранского оружия, следующего в Йемен, перехватывали неоднократно. Также есть немало сведений о поставке из Ирана наркотиков. Это, прежде всего, кристаллический метамфетамин, но также героин и популярный среди джихадистских группировок кустарный стимулятор каптагон.

Об уровне поставляемых вооружений можно говорить на примере ракеты, запущенной по Израилю 21 октября. Это была баллистическая ракета, и израильская система ПВО впервые в истории осуществила перехват в космосе. Это не то, что можно разработать в Йемене, уверен Йонатан Спайер:

«И если эти вооружения попали в Йемен из Ирана, разумно предположить, что Иран не выдал их с разрешением “используйте, как хотите“. Мы не знаем точных отношений подчинения между хуситами и Ираном, но с определенной уверенностью можем утверждать, что йеменское движение не принимает решения самостоятельно. Эта атака скоординирована и поддержана Ираном. Иран использует те или иные свои прокси для давления на Израиль — так же, как “Хезболлу“ в Ливане».

В Израиле часто сравнивают внешнюю политику Ирана по отношению к себе с осьминогом. Идея в том, что при всей декларируемой ненависти к Израилю Иран сам не вступает с ним в войну, а предпочитает окружать со всех сторон зависимыми от себя группировками: будь то ХАМАС на палестинских территориях, «Хезболла» в Ливане и Ираке, шиитские ополченцы в Сирии.

Но хуситы несколько выделяются на общем фоне, отмечает Йонатан Спайер:

«“Хезболла“ — это просто франшиза Корпуса стражей исламской революции. Она даже флаг использует точно такой же, просто другого цвета. А вот хуситы — местное племенное движение, имеющее определенную автономию. В этом смысле они больше похожи на ХАМАС».

С начала войны в Газе ливанская «Хезболла» постоянно обстреливает северные границы Израиля. Есть погибшие и среди военных, и среди гражданских. Десятки тысяч жителей городов и поселков у границы с Ливаном уже почти три месяца живут в эвакуации. Тем не менее, «Хезболла», в отличие от хуситов, так и не объявила Израилю войну. Йонатан Спайер убежден, что это связано с менее тотальным контролем над территорией и населением Ливана:

«Разница в том, что “Хезболла“ — сильнейшая группировка в Ливане, но не единственная. Она не может полностью игнорировать мнения всех остальных. В стране далеко не все шииты, и далеко не все хотят быть втянутыми в конфликт. Йемен — другое дело. На той территории, которую контролируют хуситы, никаких других сил нет. И их способность удержаться у власти никак не зависит от позиции и желания остальных жителей страны».

Морская блокада

Одной из задач саудовской коалиции в 2015 году было не дать хуситам контролировать Баб-эль-Мандебский пролив — узкие ворота между Аденским заливом Индийского океана и Красным морем — и, соответственно, влиять на морские перевозки через Суэцкий канал. Частично эту задачу выполнили. От пролива боевиков отогнали. Но они по-прежнему контролируют большой кусок побережья севернее. И это позволяет свободно обстреливать ракетами и беспилотниками всю акваторию.

Еще под контролем хуситов находится Ходейда — большой город и второй по значению порт Йемена. Именно туда они пригнали захваченный 19 ноября в Красном море автовоз Galaxy Leader.

Кадр из видеозаписи захвата судна M/V Galaxy Leader
Кадр из видеозаписи захвата судна M/V Galaxy Leader

Судно это они объявили израильским, хотя связь с Израилем тут непрямая. Компанией-собственником автовоза частично владеет израильский бизнесмен. Но судов, даже в такой степени относящихся к Израилю, через Красное море проходит крайне мало. Поэтому хуситы вскоре расширили критерии и начали атаковать любые суда, двигающиеся в сторону Израиля. Пусть даже они идут в Иорданию или Египет.

Эти две страны страдают от блокады хуситов даже сильнее. Для Египта судоходство через Суэцкий канал — важнейшая статья национального дохода. У Иордании в принципе нет другого выхода к морю. Но хуситы эти страны в расчет не берут, объясняет Ксения Светлова:

«С их точки зрения, Египет и Иордания — союзники Израиля и США. Они этого не говорят, конечно, открыто, но понятно, что они имеют это в виду. А нынешний кризис — часть противостояния между проамериканской осью и осью Россия — Китай — Иран. Недаром хуситы заявили, что не будут стрелять по российским судам. А крупнейший китайский морской перевозчик сам поспешил сообщить, что они вообще не будут сейчас ничего поставлять в Израиль. Саудовская Аравия страдает, но не до такой степени, чтобы возобновить конфликт с хуситами или даже Ираном, с которым они только примирились».

В декабре США объявили о начале операции под названием «Страж процветания» и формировании морской коалиции для охраны судоходства в Красном море. Но из арабских стран пока в нее вступил только Бахрейн. Однако другие страны залива после начавшейся атаки США на хуситов могут почувствовать себя увереннее.

Йонатан Спайер объясняет, что до сих пор арабские страны опасались остаться с проблемой один на один:

«Египтяне страдают от происходящего сильнее всех. Но они, на мой скромный взгляд, боятся, что если вступят в коалицию, всё закончится тем, что хуситы или Иран начнут атаковать также туристические объекты в Шарм-эль-Шейхе и Табе и оставят Египет и без этого дохода. Если Америка начнет наносить ответные удары по хуситам, наказывать их за обстрелы судов, если она покажет, что готова действовать, будет гораздо легче убедить арабских союзников вступать в такого рода коалиции».

Совсем не пираты

Конечно, происходящее сильно напоминает прошлый кризис в Красном море, спровоцированный сомалийскими пиратами. Тогда тоже была сформирована международная группа военных кораблей для охраны судоходства, и пиратство постепенно сошло на нет. Кстати, зона особого риска в Индийском океане была официально отменена только в январе 2023 года.

Однако Йонатан Спайер призывает не увлекаться параллелями:

«В отличие от ситуации с сомалийскими пиратами, нынешний кризис вызван не маленькими криминальными группами, а геополитикой высшего уровня. Сильная страна, Иран, использует субгосударственное образование для своих целей. При этом, хотя хуситы и не являются государством, но в значительной части страны они — власть. И в этой ситуации недостаточно просто защищать корабли, чтобы решить проблему. Без ответных ударов по хуситам, без наказания за обстрелы коалиция не достигнет своей цели».

Хаим Корен понимает происходящее еще шире — как часть конфликта между Ираном, Россией и Китаем с одной стороны, и США и их союзниками — с другой:

«С момента начала нынешней войны на Ближнем Востоке США уже много раз не дали сильного ответа на обстрелы своих объектов со стороны шиитских группировок в Ираке и Сирии. И на этом фоне хуситы и Иран почувствовали, что могут продолжать, и никто не собирается их останавливать. Сейчас они делали то, на что не отваживались никогда раньше, и проверяют реакцию США. Если у вас есть сила, но вы ее не демонстрируете, это не работает. Этот конфликт не имеет дипломатического решения. Если вы принимаете и договариваетесь, вы действуете в интересах диктаторов: России, Ирана, Китая».

Принципиальным моментом Корен считает атаку неизвестного дрона на танкер с индийском экипажем у берегов Индии 23 декабря. Это уже совсем другое море, Аравийское, с противоположной стороны Аравийского полуострова. Сообщалось, что судно каким-то образом связано с Израилем. Хуситы не взяли на себя ответственность за эту атаку. США обвинили Иран, но тот отвергает обвинения. Хаим Корен не сомневается в американской версии:

«Атака Ирана на индийское судно преследует две цели: продемонстрировать поддержку хуситов и наказать Индию за ее произраильскую позицию к Газе. Индия большая сила — сколько она будет ждать и терпеть? Что с дальневосточными странами, чья торговля страдает от блокады Красного моря? Хуситы плюют в лицо всему мировому сообществу».

После атаки на танкер Индия отправила дежурить в Аравийское море три эсминца. Формально они не имеют отношения к операции «Страж процветания». Но, по большому счету, одних американских сил, дислоцированных у берегов Йемена, может хватить. Вовлечение в коалицию разных стран — вопрос, скорее, политический, объясняет Йонатан Спайер:

«Если говорить с военной точки зрения, то в этой коалиции только один член — США. Британия предоставила один корабль, Франция тоже. Всё, чтобы сказать, что там действуют не одни только США. Но речь не столько о мощи флота, сколько о том, что он собирается делать».

А это как раз понятно не до конца. Спайер и Корен считают, что одних ответных ударов по хуситам в наказание за запуски ракет и беспилотников может оказаться достаточно. Ксения Светлова уверена, что для разрешения кризиса нужно обеспечить победу в Йемене кого-то из оппонентов хуситов.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari